Аргентинские рассказы

Аргентинские рассказы

 

Александр Данилюк

 

Гижермо

Наше путешествие автостопом по Аргентине началось из Буэнос-Айреса. Мы – это моя подруга Жанна и автор этих строк. Аргентинская столица – огромный многомиллионный город, как и Москва. На окраинах этого города полно разных «виж». Название «вижа» (villa) в Латинской Америке можно перевести как разновидность маленького населенного пункта. В данном же случае это трущобы, которые строятся из всего, что попало. Одна из таких трущоб, знаменитая «вижа 31», находится в самом центре Буэнос-Айреса и занимает очень большую территорию.

 

https://lh6.googleusercontent.com/-RDqUREWKIGg/ULdbs0X_4_I/AAAAAAAAz5o/DobSbQI6Vrg/s800/IMG_3188.jpg

                                                                                        Вижа 31

http://cdn.fishki.net/upload/post/201509/29/1679325/26.jpg

                                                                                        Вижа 31

Можно даже сказать, что это своеобразная достопримечательность аргентинской столицы, но ее посещение может быть опасно для вашего здоровья и кошелька. Обитатели подобных поселений не отличаются галантными манерами, радушием и гостеприимством. Общение с ними не входило в наши планы. Чтобы не тратить силы и время, мы решили выехать из Байреса (так местные называют Буэнос-Айрес) на общественном транспорте в северном направлении до начала Панамериканского шоссе, а дальше двигаться автостопом. Нам нужно было добраться до небольшого города Сарате (Zarate), который находится километрах в сорока то Байреса. Из столицы можно выезжать городской электричкой. А потом до Сарате надо ехать только поездом-дизелем, который ходит по своему особому расписанию, что существенно отличается от официального. Я несколько раз порывался купить в кассе билеты на этот дизель, но девица-билетерша мне каждый раз что-то объясняла. Билеты так и не продала. Из этого я сделал вывод, что билеты покупаются уже в поезде. До отправления у нас уйма времени. Мы сидим на платформе и «наблюдаем жизнь». Столичные жители не утруждают себя поиском мусорных урн, которые, кстати, находятся рядом. Обертки, бутылки, пакеты, все бросается тут же, «не отходя от кассы». Поэтому Буэнос-Айрес, не смотря на свою европейскую архитектуру, выглядит грязным, заплеванным городом.

По расписанию поезд уже должен отходить, но его нет еще двадцать минут…, тридцать минут. Мы начинаем волноваться.

- Не боись, должон быть. Куда ему деться? – успокоил меня в свойской манере гражданин, к которому я обратился с вопросом о существовании данного поезда.

С опозданием на час дизель, наконец, подходит. Многочисленные пассажиры заполняют вагоны, в которых так же грязно, как и на платформе. Весь мусор бросается на пол или в окна. Трогаемся. Из окна вагона мы видим трущобную жизнь столичных окраин. Постепенно безликие вижи сменяются приятными зелеными загородными пейзажами. В вагоне есть человек, выполняющий роль кондуктора или контролера. Он дает сигналы к отправлению, усердно гоняет любителей курить в тамбуре. Поезд не спеша идет до конечной точки маршрута. Но за это время никто, ни к кому с билетами так и не подошел. Мы сделали вывод: вероятно, для малоимущих слоев аргентинского общества, а именно таких, по виду, в вагоне было большинство, поезда ходят бесплатно.

В начале восьмого вечера прибываем в Сарате. Часа через полтора начнет темнеть. За это время нам надо выйти на «панамерикану» и найти место для ночлега в палатке. С помощью местных жителей мы находим выход из города на нужное направление, по дороге осматривая окрестности в поисках подходящего для палатки места. Смеркается. Замечаем дорожный знак «жандармерия». Почему бы не попроситься на ночлег на территорию службы жандармерии? До нее остается двести метров. Идем туда. По дороге никого не трогаем, ни у кого ничего не спрашиваем. То есть вообще ни к кому ни с чем не пристаем. Слышим за спиной звук приближающегося мотоцикла. Водитель останавливается рядом с нами, поднимает «забрало».

- Оля (Hola – привет), – и что-то говорит по-испански. Мы тоже приветствуем его и сообщаем, что по-испански не понимаем.

- Ду ю спик инглиш? – спрашивает мотоциклист.

- Йес, Ай ду, – отвечаю я, – а также могу говорить по-немецки, по-французски. Но лучше всего я говорю по-русски.

- Так вы русские?! Из Москвы?! – одновременно восторгается и удивляется мужчина.

С этими словами он достает свой мобильный телефон и показывает нам фотографию Красной площади. Теперь мы восторгаемся, а мотоциклист объясняет, что две недели назад он вернулся из Москвы.

- Куда вы сейчас идете? Может быть, я чем-то могу вам помочь? – спрашивает мужчина.

Я рассказываю, как мы путешествуем, что ищем место для ночлега. Он отвечает:

- Здесь не самые подходящие места для этой цели. Трущобы рядом. А жандармерия – это идея! Попробую вам помочь.

Втроем мы подходим к зданию жандармерии. Вышедшему жандарму «наш» мотоциклист рассказывает про нас. Мы догадываемся, что жандарм против нашей ночевки на их территории. Они еще о чем-то говорят. Потом мотоциклист обращается к нам:

- Здесь ночевать не получится, но вы не расстраивайтесь. Я через десять минут за вами вернусь, и поедем ко мне домой.

Он уезжает. Позже мы убедимся, что аргентинская жандармерия – служба для нас абсолютно бесполезная. Только документы могут лишний раз проверить. Но этот жандарм оказался весьма любезен. Он предложил нам сесть – отдохнуть, посетить туалет и умыться, принес холодной питьевой воды.

Минут через пятнадцать мотоциклист возвращается за нами на машине. Мы усаживаемся и говорим, как нас зовут.

- Меня зовут Гижермо, – ответно представляется «наш спаситель», – в Испании мое имя будет звучать «Гийермо», а в Чили – «Гильермо».

Сдвоенное “L” в имени «Guillermo» у разных испаноговорящих народов может произноситься по-разному.

До дома Гижермо мы едем недолго. По дороге он рассказывает о городе, а, главным образом, о своих многочисленных родственниках, которые живут поблизости. Дом у Гижермо одноэтажный, находится в хорошем месте. Это тихая городская окраина. Рядом протекает река Парана. В темноте размеры участка определить трудно, но нам он показался большим. Кроме дома здесь находятся гараж и мастерская для ремонта мотоциклов и машин. У Гижермо мощный мотоцикл «Харлей – Девидсон», на котором он путешествует по миру. Это его хобби. Две дочери Гижермо учатся в старших классах школы, где изучают английский язык. Супруга должна скоро прийти. Она работает медсестрой в больнице. Пока ее нет, Гижермо знакомит нас с устройством дома. Несколько комнат, большая кухня, большая гостиная, большая ванная, два туалета. Дом построен из кирпича и дерева. Дышится в нем легко. Большие окна закрыты противокомариными сетками. Мы располагаемся на кухне. Все напитки в холодильнике в нашем распоряжении. Гижермо принес печенье, орешки. Тогда мы еще не знали, что это только разминка перед ужином. Хозяин  предоставляет нам ноутбук. После изучения нашей корреспонденции и написания нескольких коротких писем родным, мы втроем смотрим фоторепортажи о многочисленных путешествиях Гижермо. На своем «Харлее» он объехал почти всю Южную Америку, был в Испании, Италии, Германии. Своим последним путешествием Гмжермо очень гордится. Он проделал путь от Испании через всю Западную Европу, через Прибалтику, Белоруссию до Москвы. В его ближайших планах путешествие по России и Средней Азии. Таких, как Гижермо, мотоциклистов-путешественников, я называю «серьезные люди». А путешественники-велосипедисты – это «работяги». Мы всегда приветствуем друг друга, когда встречаемся в дороге. Не случайно, именно Гижермо помог нам. Возвращается с работы его жена. Мы знакомимся. Она очень приятная женщина, но сильно устала. Побыв немного с нами, она уходит к себе отдыхать. А Гижермо везет нас на ужин в центр города. Сегодня вечер пятницы, вернее, уже ночь. Сейчас самое хорошее время, нет дневного пекла, поэтому в центре многолюдно. Отдыхающий народ заполняет кафе и рестораны. Гижермо приводит нас в один из ресторанов.

Аргентина – страна с прочными мясными традициями. Вегетарианцам здесь делать нечего! Разделка туш – это своего рода культура. Тут все очень важно. Дальнейшее приготовление мяса зависит от того, из какой части туши тот или иной кусок. Как в нем идут волокна, как расположены кости. Уже не говоря о том, свинина это или баранина. А может быть это мясо ламы? Мелочей в таком серьезном деле не бывает. Я чувствую себя полным дилетантом. Когда говорят об аргентинском (или уругвайском) жареном мясе, часто употребляют слово «асадо». Это общее название популярного блюда из жареного мяса, распространенного во многих странах Южной Америки. Традиционно асадо приготавливают из говядины на ребрах. Но для жарки также могут использоваться почки, домашняя колбаса, требуха и, конечно, различные сорта мяса. В некоторых туристических проспектах и брошюрах я прочитал, что в Аргентине предпочитают жарить мясо на сковороде, а в Уругвае на решетке на углях. В действительности в этих странах мясо жарят разными способами. И, пожалуй, в каждой семье есть гриль. Часто можно видеть, как мясо готовят прямо на улице или на балконе своего дома. Как правило, это делают мужчины. И каждый из них думает, что он в этом самый лучший!

http://www.vesveter.ru/images/argentina/big/asado_myaso_po_argentinski_2.jpg

                                                                                        Асадо

Мясо в ресторане было бесподобным: сочным, мягким. И какой же ужин в Аргентине без вина? Страна занимает пятое место в мире по объему производства вина. И в этом ей есть, чем гордиться. Самая известная винодельческая провинция – Мендоса. Считается, что именно здесь зародилось аргентинское виноделие. Пальму первенства по этому вопросу оспаривает провинция Кордоба, представители которой доказывают, что культуру виноделия принесли сюда раньше всех монахи-иезуиты. И уже отсюда виноделие стало распространяться по всей стране. По-моему, сейчас в Аргентине нет провинции, за исключением Огненной Земли, где бы ни производилось вино. Можно быть абсолютно уверенным, откуда бы ни было вино, красное оно или белое, но всегда оно будет высокого качества.

Поскольку Гижермо путешествовал по разным странам, общаться с ним легко. Разговор идет на «международном» языке – смеси английского, испанского, немецкого. Мы обмениваемся впечатлениями, делимся нашими планами. Узнав, что мы собираемся посетить северную провинцию Мисьонес, Гижермо дает адрес своих друзей в главном городе провинции Посадасе и обещает предупредить их о нашем приезде. За разговорами и обильным ужином время летит незаметно. Оказывается, уже час ночи. Мы покидаем ресторан. Однако вечер (или ночь) чревоугодия на этом не заканчивается. Мы перемещаемся в кафе, где Гижермо «добивает» нас значительными порциями очень вкусного мороженного.

Утро следующего дня. Суббота. Мы собираемся, приводим себя в порядок. Время около десяти. В доме Гижермо, похоже, кроме хозяина и нас, все спят. Во всяком случае, домочадцев мы не видим. Гижермо везет нас в город на завтрак. Сарате только просыпается. При дневном свете мы можем немного познакомиться  с городом. Каких-либо достопримечательностей здесь нет. Главная площадь с административными зданиями. Ухоженные клумбы и газоны. Здесь чище, чем в столице и потому уютнее. В этот час людей на улицах мало. Многие кафе и рестораны закрыты. Гижермо находит открытое кафе, где происходит легкий (по сравнению со вчерашним ужином) завтрак. Потом мы возвращаемся домой, прощаемся с членами семьи, дарим небольшие сувениры. Гижермо отвозит нас туда, где вчера мы встретились. Это удобное для нас место. Рядом находится пеаж – пункт, где оплачивается проезд по дороге. Гижермо выясняет у работников «платилки», где нам лучше стопить. Мы тепло прощаемся. Гижермо уезжает. А нам предстоит долгий путь.

За время путешествия мы встретили много хороших и интересных людей. Мы помним всех. Некоторые из них стали нашими друзьями. Но Гижермо из всех останется для нас самым лучшим, самым первым, протянувшим нам свою руку помощи.

 

Человек с ружьем

 

Есть в провинции Чако (Chaco), что на севере Аргентины, город Саенс Пенья. Ничем особым он не примечателен. Маленький провинциальный городишко. Хотя понятие «маленький» весьма относительно. Когда пришлось проходить через него с тяжелым рюкзаком, казалось, что он бесконечен. Но этот марш будет позже. А сейчас наш путь лежит с северо-востока Аргентины на северо-запад. До въезда в Саенс Пенья нас подвез очень хороший человек по имени Гижермо. Вообще-то он ехал по своим делам в поселок Мачагаи (Machagai). Местное название таких населенных пунктов «пуэбло». Это больше села, но до города еще не дотягивает. Гижермо сделал нам обзорную экскурсию по Мачагаи, а потом решил довезти и до Саенс Пенья, до которого было сорок четыре километра. Путь туда и обратно для Гижермо составляет уже почти девяносто километров. Очень трогательная забота о двух русских автостопщиках!

Уже вечерело, поэтому мы решили искать место для ночлега на окраине Саенс Пенья. Что нужно автостопщику в данном случае для полного счастья? Вода для умывания и тихое приятное место для сна. Есть заправка с туалетом – значит, первый вопрос решен. Переходим ко второму вопросу. Жанна осталась с рюкзаками на заправке, а я пошел искать подходящее место. Метров в трехстах от заправки какой-то частный дом с двориком, а рядом заросли высокой травы. Конечно, после захода солнца будут тучи комаров (они уже зудят), а утром сильная роса. Палатку потом придется сушить. Но это все мелочи! Походив еще немного по окрестностям в поисках лучшего места, наконец, останавливаюсь, приминаю траву для установки палатки и решаю возвращаться к жене. Вдруг откуда-то из травы выскакивают несколько больших собак со щенками и начинают неистово меня облаивать. Я бегу на них и сильно хлопаю в ладоши. Собаки пугаются, бросаются от меня по тропе, ведущей к частному дому. При этом они яростно огрызаются. Мне доставляет удовольствие гнать собак. Наша погоня приближается ко двору. И тут я вижу, у калитки стоит человек, держащий в руках ружье. Я поднимаю в приветствии правую руку, кричу «оля» (hola), чтобы он не подозревал меня в покушении на его частную собственность, и иду мимо в сторону заправки. Человек долго смотрит мне вслед.

Взяв рюкзаки и обходя десятой дорогой дом с грозным хозяином, мы подходим к намеченному месту. Начинаем ставить палатку. Злые комары дают о себе знать. И тут появляется он – человек с ружьем, которое по-прежнему держит в руках. Мужчина удивленно смотрит на нас и что-то говорит по-испански. Мешая английские и испанские фразы, я как могу объясняю, кто мы и что хотим, что никакого вреда ни ему, ни его собственности мы причинить не собираемся.

- Так вы из России, Из Москвы? Это здорово! – восклицает он.

Я сразу представляюсь:

- Меня зовут Александр. А это моя подруга Жанна.

Его зовут Хосе. Он немолод. На вид около шестидесяти.

- А ты знаешь Че Гевару? – спрашивает меня Хосе.

- Конечно! И Гевару знаю и Кастро. Они были камарадами, – отвечаю я.

- А я его большой поклонник!

- А еще я знаю, что Гевара родился в провинции Санта-Фе в городе Росарио. Потом его семья жила в провинции Мисьонес, где у его матери была плантация жерба-матэ. (Это кустарниковое растение, при заваривании высушенных и измельченных листьев которого получается тонизирующий напиток, содержащий кофеин. Условно его можно назвать зеленым чаем.), – добиваю я Хосе своими познаниями.

- Так ты тоже фанат Гевары? – восклицает Хосе.

- А то-о-о! – с гордостью отвечаю я. – Подожди, Хосе, я тебе еще кое-что покажу.

С этими словами я лезу в клапан рюкзака и аккуратно извлекаю оттуда большой календарь с портретом Че Гевары. Хосе поражен, восхищен. Теперь я для него почти брат родной!

 

http://hasta-pronto.ru/wp-content/uploads/2015/07/che-guevara-1.jpg

                                                                                                         Че Гевара

 

Здесь я сделаю небольшой комментарий. В провинции Мисьонес на северо-востоке Аргентины есть маленький город с громким названием Монте Карло, не имеющий никакого отношения к европейской столице игорного бизнеса. Просто его основали иммигранты-итальянцы. Проездом через него, мы зашли в офис туристической информации, работник которого рассказал мне, что здесь когда-то жил Гевара. Поэтому тут так много его изображений. На прощание он еще подарил мне календарь на 2014 год с портретом борца за свободу. (Теперь этот календарь висит у меня в комнате.) Вообще в Аргентине часто можно встретить изображения Че Гевары.

 

http://hasta-pronto.ru/wp-content/uploads/2015/07/che-guevara-5.png 

Отношение в самой Аргентине к этой личности противоречивое. Одни считают его национальным героем, революционером, борцом за свободу и счастье всех угнетенных. Другие – банальным террористом, убийцей и бездельником. Лично я больше согласен со вторыми, но не переубеждать же мне Хосе, тем более при моем незнании испанского языка!

- Ночевать вам здесь не надо. Комаров тучи. Ночью они вас сожрут. А вдруг люди недобрые на вас набредут. Могут вещи украсть. (По моим личным наблюдениям в провинции это маловероятно, но, все-таки, береженого Бог бережет). Собирайтесь и пойдем ко мне домой. Я здесь рядом живу. У меня вам будет безопасно во всех отношениях, – предлагает Хосе.

Мы идем к нему домой. Хосе говорит только по-испански. А я объясняюсь на смеси англо-русско-испанского языков, добавляя свою сообразительность и язык жестов.

- Хотите, можете ночевать в доме или в палатке во дворе, – говорит Хосе.

Дом у него небольшой, но двухэтажный. На втором этаже комната, заставленная разным хламом. Во дворе гараж и какие-то навесы. Мы выбираем двор и ставим палатку на травку. Хосе приносит противокомариные средства: спирали и крем. После натирания кремом ни одна жужжащая тварь нас не беспокоила.

На улице совсем стемнело. Мы идем в дом. Хозяин уже готовит ужин. Я замечаю гитару и начинаю играть и петь песни Б. Окуджавы. У Хосе хороший инструмент, но, к сожалению, я давно не играл на гитаре. Пальцы не слушаются, я сбиваюсь. Самому стыдно за такое исполнение.

- Ты хорошо поешь, – говорит мне Хосе, – только песни у тебя грустные. Давай, я сыграю.

Он берет гитару и начинает играть и петь веселые и звонкие аргентинские песни. Я смотрю на глаза Хосе. А они у него молодые и озорные. Жанна спрашивает, о чем песни. Тут Хосе, обращаясь к ней, произносит слово по-русски (наверное, единственное, которое он знает).

- Не понимай? – а сам смеется.

Конечно, песни о любви!

Потом Хосе танцует под свое пение. Я, как могу, подтанцовываю. Жанна поддерживает ритм, хлопая в ладоши, и снимает весь концерт на видео. Всем весело.

Хосе рассказывает, что в молодости хорошо танцевал и даже участвовал в конкурсах. Он показывает старые черно-белые фотографии. На них молодой парень в ковбойской шляпе и с гитарой. Ну, настоящий мачо!

Перед ужином Хосе предлагает аперитив. Он спрашивает, пробовали ли мы «Фернет Бранка»? Я знаю, что это очень известный и популярный в Аргентине бальзам итальянского происхождения, крепостью 38 градусов. Но пробовать нам его пока не доводилось.

- Сейчас вы узнаете, как это пьют в Аргентине, – говорит хозяин.

Он уже приготовил большой толстостенный стакан, сделанный из бутылки от водки «Абсолют». В стакан наливается немного (по усмотрению) бальзама, кладется лед и доливается холодная «кока кола». Пить надо маленькими глотками. Как даме право первой дегустации предоставляется Жанне. Хосе в это время отвлекается на приготовление ужина. Жанна дегустирует…, дегустирует… Продолжает дегустировать…Когда Хосе хочет взять стакан с напитком, там остается один лед. Хосе одновременно с удивлением и восхищением смотрит на Жанну.

- Это понимай!

Видимо, он предполагал этот стакан на нас троих. Жанна смущена. Но Хосе нравится ее поддразнивать. Он смеется, качает головой с поддельным укором и не без удовольствия несколько раз повторяет: «Это понимай!»

На ужин Хосе приготовил спагетти с тертым сыром, кусочки курицы с помидорами. По случаю нашего приема открывается бутылка красного сухого вина. Еда нехитрая, но для нас она лучше и вкуснее изысканных блюд в дорогом ресторане, потому что все готовилось от души. Во время ужина мы рассказываем о себе, о пройденном пути, о дальнейших планах. Хозяин дома недавно ушел на пенсию, сейчас занимается фермерством. Живет один, самостоятельно ведет небольшое хозяйство (в доме у него порядок). Дети давно выросли и разъехались. Про его жену я не понял: умерла или в разводе, а уточнять я постеснялся. Время около часа ночи. Ужин перемещается на лужайку перед домом. В это время на улице хорошо, прохладно. Небо звездное. Комары не мешают (результат действия мази). Спрашиваю, зачем Хосе ружье и так ли много здесь бывает недобрых людей, про которых он говорил вначале нашего знакомства?

- Разные бродяги встречаются, но ко мне они не лезут. Вы видели у меня четыре большие собаки. Они трусливые, но лают громко. Испугать могут. По забору у меня протянута колючая проволока. А с ружьем я раньше охотился на уток. Сейчас уже редко это делаю. Вот на рыбалку езжу часто. Места здесь для этого очень хорошие, - так объясняет нам Хосе.

За разговорами мы сидим до трех часов ночи. Спать не хочется. Но завтра нам предстоит длинный путь.

На следующий день встали поздно. Привели себя в порядок, постирались, собрались. Надо бы выдвигаться. Знаем, что днем будет очень жарко. Но уходить из такого гостеприимного дома и расставаться с его хозяином не хочется. И мы оттягиваем этот момент. Втроем сидим во дворе, не спеша пьем матэ с печеньем. Чувствуется, Хосе тоже не хочется с нами расставаться. Однако пора! Мы дарим Хосе небольшие сувениры. Он дает нам в дорогу печенье. Обнимаемся, целуемся, как это принято в Латинской Америке. У Жанны на глазах слезы. На прощанье Хосе говорит мне:

- Александр, если будешь когда-нибудь в этих местах один или с Жанной, знай, мой дом всегда открыт для вас. Я всегда буду о вас помнить и всегда буду рад вас видеть.

Мы уходим. Хосе долго смотрит нам вслед. Оборачиваясь, мы видим его стоящим у калитки, пока высокая трава не скрывает его из виду.

А нас ждут новые дороги, новые приключения, новые интересные встречи.

 

Девчонки

 

Наше путешествие по северу Аргентины подходило  к концу. Дальше мы хотели ехать в Чили. Из аргентинской провинции Хухуй (название неблагозвучное, поэтому на всех русских картах и в путеводителях она называется Жужуй) в Чили ведет только одна асфальтированная дорога через перевал Пасо Хама (Paso de Jama). Места здесь малонаселенные. Горы, полупустыни. От последнего крупного населенного пункта пуэбло Сускес (Susques) до чилийской границы сто двадцать один километр. В Сускес мы приехали ночью под проливным дождем. Спасибо, подвозившему водителю. Он высадил нас под большим навесом какого-то здания.

Благодаря этому на нас не упало ни одной капли. Как мы узнали утром, это была бывшая таможня. Полночи мы просидели на улице под этой крышей, замерзли и пошли проситься «на постой» в местную больницу. Там к нам отнеслись с пониманием и сочувствием. Дежурные медсестры даже предоставили нам койку и одеяла. (Интересно, как бы поступили в подобной ситуации по отношению к путешествующим иностранцам в нашей больнице?). Так что вторую половину ночи мы провели с комфортом. К утру дождь закончился. Небо прояснилось. Мы покинули больницу, пошли знакомиться с городком-пуэбло и купить какие-нибудь продукты. Кстати о больнице. Мы с Жанной несколько раз встречали в глухих провинциальных аргентинских поселках, где порой и тротуаров нет, очень приличные лечебные учреждения. Сускес в этом не является исключением. Не знаю про оснащение больницы и квалификацию медперсонала, но само здание современное, красивое, очень достойного вида. Надеюсь, что содержание соответствует внешнему облику.

Сускес – типичный маленький городок на севере страны. Здесь проживает много индейцев, потомков инков и других племен. Но правильно будет называть их коренным населением. Главная улица с основными достопримечательностями, среди которых может быть муниципалитет, полиция, жандармерия, начальная школа, возможно, местный музей, а также маленькие частные магазины. Она может быть асфальтирована или вымощена. Другие улицы идут параллельно и перпендикулярно главной, образуя правильную сетку кварталов, если позволяет рельеф местности.

Часто дома в таких городках построены из соломенно-глиняных брикетов (или кирпичей). Фасады этих домов оштукатурены и покрашены. Порой выглядят весьма живописно. Боковые же стены, а тем более задние оставлены в первозданном виде (то есть видна кладка и торчит солома). И так сойдет! В центре, обычно на главной площади, находится церковь. Как правило, она является памятником архитектуры и может насчитывать несколько сотен лет. Церковь может быть и не одна. Это зависит от размеров населенного пункта. Где-нибудь поблизости располагается колоритное кладбище. Все удобно, все близко.

Нам разрешили приготовить завтрак в офисе туристической информации. Да, в такой глуши он обязательно есть. А как же иначе? Проводятся различные праздники, карнавалы. Приезжают иностранные и местные туристы. Здание информации легко найти, да и жители всегда подскажут его местонахождение. Там можно бесплатно получить карты данного населенного пункта и окрестностей. В России бы так! А то в крупном туристическом городе днем с огнем его не найдешь.

Заканчивая завтрак, мы увидели двух девушек с вещами, занявших на дороге позицию для автостопа. Черт возьми! Ведь это наши конкуренты! А машин в сторону Чили идет мало. Неудачно постопив какое-то время, девушки сами пришли в офис туринформации. Тут мы и познакомились. Андреа и Ана студентки университета. Они скоро заканчивают свое обучение и уже работают. Живут они в большом университетском городе Ла Плата, что примерно в тридцати километрах на юг от Буэнос-Айреса. Ла Плата – столица провинции Буэнос-Айрес. Замечу, что город Буэнос-Айрес, находящийся в одноименной провинции, «всего лишь» столица государства. Опыт путешествий автостопом у девушек небогатый. В Сускес они приехали утром на автобусе. Общественным транспортом они пользуются часто. У них есть палатка, но они предпочитают ночевать в хостелах (молодежных гостиницах). Сейчас они намерены ехать туда же, куда и мы – в Чили в город Сан Педро де Атакама. Дальнейшие наши планы совпадают. К сожалению, движение здесь маленькое, много деньгопросов, и нужно думать, как отсюда выбраться. Девчонки хорошо говорили по-английски, что существенно облегчало общение.

Тут появились два парня с рюкзаками. Тоже автостопщики. Ребята провели ночь, прячась от дождя в каморке на крыше здания туристической информации. Они там хорошо устроились. Мы все восхищались ими, осмотрев их убежище. Когда собираются несколько автостопщиков, разговоры могут быть бесконечными. Мы говорили между собой по-английски, пока кто-то из девушек не поинтересовался у ребят, откуда они. Оказалось из Франции.

- Etes – vous Francais? Pourquoi parlons – nous englais? Je peux bavarder en francais. Je prefere la langue francaise! (Вы французы? Тогда почему мы говорим по-английски? Я могу болтать по-французски. Я предпочитаю французский язык!), – я очень обрадовался возможности говорить по-французски.

Нашлись общие темы. Пьер и Матьё живут в Лионе. Они прошли трудный и интересный путь по совершенно диким дорогам провинций Хухуй и Сальта. Сейчас собираются возвращаться в Сальту по дороге, где за несколько часов ожидания может проехать только одна машина. Зато там очень красиво. Я отговаривал парней от этой затеи, предлагая другой вариант. Но они были настроены решительно. Оказалось, что Ана тоже говорит по-французски. Теперь мы продолжили беседу на англо-французском языке. Вдруг Пьер удивленно говорит:

- Ну, надо же, в такой аргентинской глухомани встретились русский и аргентинка, говорят между собой по-французски и понимают друг друга!

- Comment penses – tu? Tout le monde parle francais! (А как ты думал? Весь мир говорит по-французски!), – с гордостью отвечаю я.

Все смеются. К сожалению, время идет. Мы вместе фотографируемся, обмениваемся адресами, обнимаемся, прощаемся, желаем друг другу удачи и хорошего автостопа. Ребята уходят на «свою дорогу».

Андреа пытается договориться с водителем проходящего автобуса и, огорченная, отходит. Цена слишком высока. У девушек бюджет ограничен. У нас – тем более. Автобусы везут людей до Сан Педро и дальше. До границы водители подвезти не соглашаются. Мы решаем добраться до границы, перейти ее пешком, а дальше – по обстановке. Возможно, удастся застопить машину на границе. Тем временем девчонки договорились с кем-то из местных довезти всю нашу компанию из четырех человек до границы за шестьсот песо. По 150 песо (16,3 доллара) с человека – вполне разумная цена.

- Машина будет только в пятнадцать часов, – говорит Андреа.

- А если человек обманет? – сомневаюсь я.

- Не обманет. Они заинтересованы в нас.

- Если к обещанному сроку машины не будет, мы поедем сами. А дальше – как повезет, – говорю я.

До трех часов дня времени много. Мы разговариваем на разные темы. Потом Ана с Андреа идут прогуляться по Сускесу. Скоро возвращаются с продуктами. Гулять здесь особо негде. На ступеньках здания туристической информации организовывается пикник, разумеется, с матэ. Конечно, можно войти внутрь и сесть за стол, но на улице на ступеньках как-то приятнее. Романтичнее, что ли!

Водитель оказался дисциплинированным. Подъехал к офису туринформации ровно в три пополудни. Мы попрощались с работниками. И в путь! По дороге шофер останавливался несколько раз по нашему желанию, чтобы мы могли фотографировать пейзажи, лам, викуний.

http://www.kalitva.ru/uploads/posts/2009-12/1261557604_0_1b67_c1d4ced4_xl.jpg

                                                                                        Ламы

http://farm6.static.flickr.com/5127/5269096688_d17ef1ee96_b.jpg

                                                                                        Лама

Пограничный перевал Пасо де Хама и одноименный очень маленький населенный пункт, состоящий из таможенно-пограничных терминалов, стоянок для дальнобойщиков и каких-то малочисленных домиков. Здесь высокогорье. Холодно, ветрено, еще и дождь начинается. Мы входим в здание терминала. Тут полно народу. Приехало несколько автобусов, и вся эта публика оформляется. Девчонки, прочитав какую- то информацию, разочаровывают меня.

- Алекс, здесь нельзя пойти границу пешком, как ты предполагал. Можно только переехать на машине, на автобусе или с дальнобойщиком.

- Почему так?

- Здесь высокогорье, Холодно, разряженный воздух, большие расстояния между населенными пунктами. Считается, опасно. Сделано так для блага путешествующих.

- Наверное, это правильно, – соглашаюсь я. – Значит, надо искать машину здесь.

Андреа пошла узнавать формальности. Ана осталась с вещами. Я тоже оставил Жанну в терминале с рюкзаками, сам вышел на улицу разведать обстановку. Автобусы отмел сразу – полные и платные. Дальнобойщиков подходящих нет. Дело к вечеру. Вероятно, они поедут утром. Остаются легковые. Несколько «крутых» внедорожников «извиняются» – забиты людьми и барахлом. Сам вижу. Подъезжает легковушка с молодой парой. Спрашиваю, если они едут в Чили, не могли бы они меня подвезти до Сан Педро де Атакама? Они едут до Икике. Это намного дальше. И подвезти меня соглашаются. Я сразу представляюсь, говорю, откуда я, извиняюсь за «наглость», потому, что я не один, а с Жанной.

- Нет проблем. Места в машине хватит. Подвезем вас обоих.

Мы знакомимся и идем оформляться в терминал. На ходу бросаю одиноко сидящей Ане:

- Кажется, я счастливчик! Машину нашел. Значит, скоро уедем.

- Молодец, Алекс! Рада за тебя! Удачи вам! Еще увидимся и обязательно попрощаемся.

Дальше начался скучный, долгий и нудный процесс преодоления аргентинско-чилийских таможенно-пограничных формальностей. Почему-то здесь это было особенно тягостно. Ни до, ни после такого уже не встречалось. Но все «хорошее» когда-нибудь заканчивается. Мы покидали терминал в числе последних. Девчонок нигде не видно. В такой суматохе мы потеряли друг друга. Но горевать некогда. Быстро рюкзаки в машину! Вещи перекладываются. Садимся, и в путь.

После пересечения чилийской границы пейзаж меняется. Пустыня, песчаные горы. Вдали видны вулканы со снежными шапками. Часто проезжаем сквозь облака. Тогда идет мелкий дождь. За бортом остается озеро с фламинго. Встречаются стада викуний. Дорога красивая, серпантин. Но природа здесь суровая. Безлюдье полное! До Сан Педро от границы сто шестьдесят километров. На этом пути не встретилось ни одной жилой хижины. Трасса идет вдоль боливийской границы. Иногда до нее, судя по указателям, остается пятьсот метров.

 

http://www.moscowzoo.ru/upload/iblock/3a9/3a98242b9d08a244d57d6d8bc8d8bbed.jpg

 

http://www.moscowzoo.ru/upload/iblock/82c/82ce884f1df0223702079f0046adf40f.jpg

                                                                                        Викунии

 Хозяева машины Пабло и Элеонора из провинции Тукуман. От их дома до Андских гор тридцать километров. Места у них очень красивые, только моря нет. Поэтому они едут в Икике, чтобы отдохнуть на берегу Тихого океана. Ребята ставят диски с аргентинскими и боливийскими народными песнями. Музыка красивая, нам нравится. А еще они угощают нас печеньем, шоколадом и водой. В Сан Педро мы приезжаем уже в сумерках. Дарим Элеоноре и Пабло открытки с видами Москвы, фотографируемся, обмениваемся адресами, тепло прощаемся.

Мне очень хочется когда-нибудь приехать в Тукуман!

Мы идем за город в пустыню. При свете наших фонарей находим место для палатки под одиноким деревом, ужинаем и укладываемся спать. В пустыне ночью прохладно.

- Интересно, где сейчас наши девчонки? – спрашивает Жанна.

- Наверное, тоже где-то здесь. В терминале их не было, – отвечаю я.

- Может быть, они уехали на автобусе? – предполагает Жанна.

- Жаль, что все так суматошно получилось. Даже не попрощались как следует, – сетую я.

Всегда жалко расставаться с близкими по духу людьми, тем более, если преодолел вместе какие-то трудности. А если еще и расставания не получилось – вообще досадно!

Утро следующего дня ясное. Солнце светит вовсю, небо голубое. Вдали виднеется цепь гор и вулканов со снежными вершинами. Дождь в этих краях событие чрезвычайное! Мы оставляем рюкзаки в городской библиотеке, заодно пользуемся бесплатным интернетом. В чилийских библиотеках он везде бесплатный. Идем знакомиться с достопримечательностями Сан Педро. Это маленький город-пуэбло. Очень колоритный. В центре много зданий в испанском колониальном стиле. Конечно же, церковь, муниципалитет. На улицах полно пестрых магазинов и сувенирных лавок. Везде много туристов самого разного облика из разных стран. Слышна даже русская речь. Здесь все для туристов: гостиницы, хостелы, едальни, туристические бюро. Все на любой выбор и вкус! В окрестностях много достопримечательностей. Одни находятся близко, можно дойти пешком. До других надо ехать на «джипах» более сотни километров. Сан Педро де Атакама можно назвать своеобразной столицей пустыни Атакама. Это отправная точка для разных туров и экскурсий: на гейзеры, вулканы, в пустыню, в Лунную Долину. Чтобы все посетить и осмотреть нужно минимум пять дней. К сожалению, таким временем мы не располагаем. Поэтому я предлагаю после осмотра города посетить Лунную Долину, заночевать там, а утром ехать на побережье Тихого океана. Расстояния в Чили очень большие.

- Как ты думаешь, встретим мы наших девчонок? – спрашивает Жанна.

- Не знаю, но возможно. Видишь, все туристы бродят в центре. Благо, Сан Педро не такой большой. Мне бы очень этого хотелось, – отвечаю я.

- Мне тоже, – соглашается Жанна.

- Почему-то я чувствую, что мы встретимся.

Такое чувство у меня действительно было. Полдень. Завершая наш осмотр, мы снова выходим на центральную площадь. Потом мы хотим взять вещи из библиотеки и действовать по нашему плану.

- Смотри, – толкает меня Жанна, – наши девчонки.

Ана и Андреа стоят к нам вполоборота и рассматривают карту. Мы подходим и окликаем их. Радость встречи была искренняя и всеобщая. Объятия, поцелуи, расспросы. Девушки рассказали, что сумели «вписаться» в попутную машину и приехали в Сан Педро примерно одновременно с нами. Мы от души порадовались за них. Остановились они в хостеле. Здесь все очень дорого. Жизнь в Чили примерно в полтора раза дороже, чем в Аргентине, а с учетом «туристичности» места, цены просто «кусаются». Девушки даже настроены сократить свой маршрут по Чили. Мы поделились своими планами о ночевке в Лунной Долине. Девчонки согласились. Договорились встретиться в библиотеке в два пополудни. До этого времени нужно было закупить продукты и все подготовить.

В назначенное время все собрались. Работник библиотеки, хороший парень, узнав о наших планах, посоветовал идти в Лунную Долину после пяти вечера. Солнце тогда не такое агрессивное. Имея в запасе около трех часов, мы устраиваем в библиотеке чаепитие и дружески беседуем. Ана и Анди с большим интересом слушают мои рассказы об автостопных путешествиях по разным странам, о наших впечатлениях об Аргентине и Уругвае. Девушки спрашивают, как я пришел в автостоп, и что он значит для меня.

- Для меня автостоп – это стиль жизни. И все настоящие автостопщики мне братья и сестры. Например, ребята-французы теперь мои братья, а вы сестры. Я всегда стараюсь помочь своим «коллегам», чем могу, хотя бы советом. И охотно принимаю помощь от них. Иногда от дельного совета зависит успех путешествия или какой-то его части. Но я не люблю паразитов, рассматривающих автостоп, как бесплатную холяву.

- Алекс, я поняла, – говорит Ана, – твоя основная профессия – автостоп, а медицина – вторая профессия.

- Правильно! Я так и полагаю. К каждому своему предприятию я готовлюсь очень тщательно, как к работе. А стоматологию я считаю своим хобби.

Мы смеемся.

В половине пятого я гордо веду «свой маленький гарем» в направлении Лунной Долины. От города до нее шестнадцать километров. Мы настроены пройти это расстояние пешком.

Лунная Долина (Valle de la Luna) – одно из чудес света, созданных самой природой. В результате длительного воздействия ветров и воды образовались замысловатые ландшафты, сочетающие каменные скалы, сухие соляные озера и песчаные дюны. Эта долина находится в пустыне Атакама, одной из самых сухих пустынь мира. Меняющееся солнечное освещение создает фантастические и немного космические пейзажи, которые напоминают виды поверхности Луны. Подобную информацию я почерпнул из разных туристических источников, которая возбудила мое любопытство и желание непременно посетить это место.

Наша группа выходит на шоссе. Я впереди, за мной Жанна, девчонки замыкают. У них полно всяких вещей. Кроме сумки с термосом для матэ (это святое дело!) еще какие-то упаковки, мешки. Хотя их рюкзаки небольшие, многочисленная навеска создает значительный объем. Да и в спешке можно что-нибудь потерять. У нас с Жанной два больших рюкзака, в которых «вся наша жизнь», и одна сумка с продуктами в руке. Девушки не привыкли к длительным пешим переходам с полной выкладкой, поэтому идут медленно. С этим приходится считаться. Дамы пытаются стопить проходящие мимо машины. Я скептически отношусь к этой затее. Вряд ли кто-нибудь посадит такую группу да еще с вещами. Часа за полтора мы проходим около пяти километров. Попутки проносятся мимо. Наконец останавливается какой-то сердобольный человек на внедорожнике с кузовом. Мы быстро грузимся. Едем недолго. Водитель довозит до въезда в национальный парк. Здесь шлагбаум, помещения для работников парка и туристов. Отсюда до основных достопримечательностей километров шесть. Вход в национальный парк дорогой (восемь долларов). Девчонки снова меня разочаровывают. Моя затея с ночевкой здесь неосуществима. Мест для палаток тут нет. Дикие кемпинги запрещены. За этим строго следят многочисленные работники парка. Ходить можно только по размеченным тропам. Вообще-то это правильно. Тысячи посетителей не должны затаптывать природу. Я все порывался пойти пешком, но работники на посту отговорили. Уже вечереет, а маршрут длинный. В Лунную Долину туристы едут в основном на машинах, реже на мотоциклах или велосипедах. А дальше они ходят пешком. Пока мои дамы решали вопрос, с кем и как ехать дальше, я подошел к семье, которая подъехала на внедорожнике с кузовом. Объяснил ситуацию и попросил подвезти в кузове всю нашу компанию. Люди согласились. Рюкзаки мы заранее оставили на посту. Быстро запрыгиваем в кузов, и вперед! Ехать в кузове намного интереснее, чем в кабине. Обзор полный, фотографировать удобнее, ощущения острее. Описывать красоту Лунной Долины очень трудно. Все равно, что пытаться словами описать красоту водопада, моря, Эвереста. Это нужно видеть. Песчано-соляные скалы и хребты, обработанные ветрами за сотни тысяч лет, имеют самые причудливые формы. Огромные песчаные дюны. В зависимости от освещения цвет может меняться от розового до фиолетового. Соль создает полную иллюзию инея и снега. Путеводители не обманули.

Лунную Долину мы покидаем в сумерках. Говорят, что в полнолуние здешний пейзаж просто фантастический. Охотно в это верю. Я предложил Ане и Анди переночевать в палатках вместе с нами у начала национального парка, но они решили вернуться в город на «нашей» машине и ночевать в хостеле. Завтра они планировали возвращаться в Аргентину из-за резкого истощения финансов. Подвозившая нас семья оказалась чилийцами из Сантьяго. Они первый раз встречают русских и так далеко от России. Люди поинтересовались нашими впечатлениями о Чили. Я ответил:

- Знаю, что ваша страна очень красивая. Все регионы сильно отличаются друг от друга. К сожалению, из-за недостатка времени мы не можем увидеть всю страну и оценить ее красоту. Но, даже посмотрев только Лунную Долину, я могу смело заявить, что мы не зря потратили время и деньги.

Чилийцы довозят нашу компанию до намеченного мною места. Здесь мы тепло прощаемся с нашими девчонками, желаем хорошего путешествия жителям Сантьяго. Они отвечают нам тем же. Мы провожаем взглядом уходящую машину, пока она не скрывается в темноте. В пустыне ночью очень комфортно: сухо, прохладно, а главное, нет комаров. Свет наших фонарей помогает найти место для ночевки. Мы ставим палатку, ужинаем и засыпаем под звездным небом.

По возвращении в Буэнос-Айрес я написал Ане и Анди о нашем дальнейшем путешествии. Они сразу же с радостью ответили. Сообщили, что их обратный путь был удачным. И до новых встреч!

Я очень надеюсь, что наша встреча состоится.

 

 

Март – май 2014

Адреса фото:

Вижа 31: 
http://griphon-275.livejournal.com/215139.html

http://fishki.net/1679325-truwoba-31-bujenos-ajres-argentina.html

Асадо:                      
http://www.vesveter.ru/tury_argentina/kuhnya_i_napitki/asado_myaso_po_argentinski.htm

Че Гевара:                
http://hasta-pronto.ru/argentina/che-guevara/

Ламы:                       
http://metateka.com/metka:%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D1%8B/by-date-asc/pictures/

http://www.zoopicture.ru/lama/

Викуньи: 
http://www.moscowzoo.ru/animals/parnokopytnye/vikunya/

Новости
21.10.2017 | Всемирный фестиваль молодёжи и студентов
В России работает Всемирный фестиваль молодёжи и студентов (ВФМС). Время проведения – с 14 по 22 октября 2017
01.10.2017 | День открытых дверей 4 октября в 19-00
Неогерметическая школа яснознания «Танатэс» на основе Учения «Третий Луч» Елены Аноповой и авторской техники яснознания Татьяны Танатэс.
© 2008-2016 «Региональное общественное движение «Живая Земля – наш общий Дом»
123056, Москва, Тишинская пл., д. 1, стр.
Тел. 8 (965) 318-49-22
e-mail: info@zhivaya-zemlya.ru
НАШИ ПАРТНЁРЫ И СПОНСОРЫ
Книжное издательство "Аввалон - Ло Скарабео"

Стать нашим Партнером и Спонсором
Rambler's Top100 Яндекс цитирования LightRay ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека
C????????? ??????? ??????????-????????????? ????? ????